Овес с походом или как Сергей Сергеич на собрание баптистов сходил

Выбрался Сергей Сергеич на колхозный рынок, чтобы купить немного овса для птиц. Денек был неплохой и не предвещал ничего неожиданного.

Нашел он хороший овес, поторговался с продавцом для приличия и подставил свою полосатую сумку под ведро. Отсыпал ему продавец хорошо, даже с походом жменьку.

Уже шагов на пятнадцать отошел от того места Сергей Сергеич, как слышит за спиной быстрые шаги и голос того самого продавца: «Подождите».

Сергей Сергеич обернулся и увидел, что продавец подает ему мелкие деньги — рубль и семьдесят пять копеек, которые забыл покупатель, растрогавшись жменькою походного овса.

— Это ваши, нам чужого не нужно, как написано в Книге притч: «Неверные весы — мерзость пред Господом».

Сергей Сергеич не понял, к чему тут Книга притчей и был слегка обескуражен внезапным диалогом.

— Вы уж поверьте, сказал продавец овса, за время моей торговли я приобрел большой опыт, как хороший, так и плохой, и теперь всегда стараюсь жить по Слову Божьему, так как написано в Библии, ни вправо ни влево, ибо написано в Евангелии от Матфея в 7 главе: всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному.

У Сергей Сергеича таких интересных встреч не было давно. Правда, заходили к нему несколько раз свидетели Иеговы, но долго не могли находиться в его холостяцкой квартире, где было много пыли и часто чихали. А творческий беспорядок, который вечно царил в комнатах нашего героя, все время мешал сосредоточиться на какой-то одной теме и в конце концов они оставили в покое этого безнадежного человека.

Когда продавец овса после многих объяснений, от которых голова Сергей Сергеича превратилась почти в тыкву, ушел, счастливый покупатель и обладатель возвращенных денег и жменьки походного овса очнулся и увидел в своей руке визитную карточку.

Это была карточка-приглашение, на которой было написано, что его, Сергей Сергеича, приглашают на изучение Библии в Церковь христиан, которые живут по Евангелию.

Итак, в этот воскресный день он не пошел в храм на Литургию, как обычно, к семи утра, а хорошо выспавшись и плотно позавтракав, отправился по адресу, который был указан на визитке, к десяти часам.

Когда он подходил ко входу, увидел табличку с надписью «Дом молитвы» и ему сразу припомнились слова из Писания, где Спаситель, выгоняя торгующих из храма, говорил, что дом Его домом молитвы наречется. «Надо же, отметил он про себя, — и впрямь по Писанию».

Гостя встретили очень дружелюбно и даже можно применить слово «ласково». Двое постоянно улыбающихся людей на входе в одинаковых белых рубахах спросили, как его зовут, сказали, что очень рады ему в Церкви. Один из них даже как-то неприлично или непривычно для Сергей Сергеича долго не выпускал его руку из рукопожатия и так же долго всматривался ему в глаза, наверное, очень хотел понравиться, но только смутил гостя.

Наконец, его отвели в зал и усадили в мягкое кресло. Кресла были расставлены, как в кинотеатре, впереди было небольшое возвышение с трибуной, несколько горшков с искусственными цветами и несколько рядов стульев со спинками, как понял Сергей Сергеич потом – для хора, и все это на фоне большой голой и однотонной белой стены.

К трибуне вышел человек и предложил всем сидящим помолиться. Сергей Сергеич по обыкновению встал на ноги перекрестился. Говорящий у трибуны как стоял лицом к людям, так и остался стоять, произнося незнакомую молитву, иногда всхлипывая от слез, часто повторяя одни и те же фразы, иногда делая артистичные паузы и протягивая слова, часто меняя интонацию, в общем, когда все окончилось, Сергей Сергеич наконец-то уселся в кресло.

На протяжении всего мероприятия выступали два оратора. В промежутках были музыкальные паузы. Первый оратор говорил о том, что нужно всем покаяться, нужно следовать за Христом, что все люди согрешили и их ждет Страшный Суд. Слово «их» особо смутило Сергей Сергеича, но более всего то, что оратор все время смотрел в его сторону, по крайней мере, ему так показалось, и говорил с неприятно искусственным иностранным акцентом, как будто специально картавя. Когда оратор начал приглашать людей к покаянию и включили фоном жалостливую музыку, то несколько человек, сидящие рядом с Сергей Сергеичем, начали тайком посматривать на него. Одна женщина, сидящая сзади, шепнула ему на ухо: «Не хотите покаяться?», но его спас лимит, отведенный первому оратору, который в этот самый момент громко сказал: «Давайте помолимся братия и сестры!».

Сергей Сергеич встал со всеми и уже не крестился, а просто стоял и ждал, когда они помолятся. Молитва была похожей на предыдущую. Оратор менял интонацию, много говорил о несчастных людях в мире и довел себя до такого состояния, что начал всхлипывать и в итоге, расплакавшись, сказал «аминь». Сергей Сергеичу показалось, что в этот момент все выдохнули с облегчением.

Началось нечто похожее на музыкальную паузу. Вначале вышли дети и стали рассказывать по очереди стихи. Это умилило Сергей Сергеича и не его одного, все стали сильно умиляться, восторженно вздыхать и Сергей Сергеичу показалось, что умиляться он уже начал как-то не искренне, а подыгрывая всему умиляющемуся залу. А не умиляться хоть немного, он уже не мог, иначе отличался бы сильно от вокруг сидящих.

После детей вышли несколько человек, которые под гитару исполнили несколько песен с мелодией времен его молодости. Играли так хорошо, что Сергей Сергеич мыслями улетел далеко в прошлое.

Второй оратор прервал это путешествие рассказом анекдота, который он почему-то назвал притчей. Затем сказал, что сейчас он напомнит слушателям то, о чем говорил предыдущий брат. Сергей Сергеич не понял, зачем это нужно, разве только из-за того, что все присутствующие были слабы на память, о себе он так не думал.

Второй оратор действительно повторил краткое содержание проповеди предыдущего и сделал выводы, говоря, брат имел в виду то-то и то-то. Это была искусная подводка к его проповеди, хотя проповедь предыдущего оратора, как показалось Сергей Сергеичу, несла совсем другую идею.

Вторым оратором был пастор общины, как позднее выяснилось. Он говорил заключительную речь. Если вкратце, то было так. Если ты верующий, то тебе необходимо показать это. Вера должна быть видна во всем: в делах, словах, одеянии, макияже и особенно в жертвенном служении Богу. Ничто и никто не должен тебя остановить, даже самые близкие, служи, а Бог все устроит.

Проповедь заканчивалась призывом к покаянию, пастор сказал: «Выходите сюда к кафедре, мы с вами помолимся вместе к Богу. Кто не примирился с Богом, у вас есть пока время, возможно, сегодня последний и Великий День, не упусти его, чтобы не оказаться тебе перед закрытыми дверьми Ковчега! Чтобы не случилось с тобой, как с женою Лота, которая возлюбила мир более Бога и была попалена огнем, чтобы не произошло с тобой, как с Навуходоносором, который не прославил Бога и был обречен скитаться много дней и ночей в безумии. Сегодня День покаяния, сегодня твой День спасения» ….

Все это время играла фоновая музыка, которая затрагивала чувства, и стали выходить к кафедре люди, которые, как позже выяснилось, уже были членами общины. Сергей Сергеич снова себя неловко чувствовал, потому как ему казалось, что, произнося эти сова, пастор смотрит в его сторону, а сзади его просверливают глаза той женщины, которая после первой проповеди предлагала ему покаяться. Он все время ждал момента, когда она ему снова это скажет и был слегка напряжен.

Слава Богу, все закончилось, и пастор после нескольких объявлений произнес: «Приветствуйте друг друга с целованием святым».

Эти слова пришлись больше всех по душе Сергей Сергеичу после перенесенного стресса. А так как рядом с ним сидело много женщин, то он встал и начал подходить к ним и целовать. Первые, сидящие к нему очень близко, не успели убежать, но другие, которые стояли чуть подалее, старались улизнуть от святого лобзания Сергей Сергеича. Некоторые, которые не успели удрать, старались быть вежливыми и улыбались, как могли, но чувствовалось, что что-то здесь не то, что нарушается некий неписанный регламент, точнее, не прописанный в Писании, с одной стороны написано: «Приветствуйте друг друга с целованием святым», а на самом деле только соответствующих своему полу, а не друг друга вообще.

Вскоре ситуация изменилась и объектом для целования стал сам Сергей Сергеич, к нему стали подходить мужчины, пожимать ему руку и говорить что-то типа «мы вам рады, приходите», а затем следовали поцелуи в щеку.

В общем, на следующее воскресенье Сергей Сергеич пришел в храм минут за 40 до начала службы. Батюшка, увидев его, приятно удивился. Сергей Сергеич взял благословение и пошел в угол храма, где висела особая любимая им икона Серафима Саровского. Уселся на свою жесткую лавочку, спокойно вздохнул и произнес: «Вот, батюшка Серафим, находился, слава Богу, теперь дома».

Вот такой вот овес с походом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *