Толстый поп и святой пастор

Сочинил на досуге притчу. Очень хорошо под нее подошел образ современного русско-украинского неопротестанта (баптиста, евангелиста, пятидесятника, адвентиста, харизмата и масса других, перечислять долго, а читать скучно).

***

На суд Божий пришел Давид Борисыч. Он был довольно ревностный христианин, молитвенник, благовестник, проповедник, пастор большой общины и участник различных проектов «где только можно».

Давид Борисыч не сразу понял, куда он попал, он вчера очень замотался по делам Божьим и свалился с ног в мягкую постель, даже не поев.

Поэтому, открыв глаза, некоторое время он, озираясь по сторонам, думал, что это сон. Наконец, после неудачных усилий проснуться он догадался, что он умер, и очень удивился, что стоит в очереди на Суде Божьем. Он отчетливо помнил важные тексты Писания наизусть и никак не мог связать свое сегодняшнее положение со словами: «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Иоан.5:24)

Сколько раз он внушал себе и другим, что они имеют жизнь вечную и на Суд не приходят!

Очередь была длинная и уходила в некий туман, поэтому рассмотреть то, что происходит в начале, возможности не было. К своему удивлению, Давид Борисыч заметил, что время здесь не чувствуется и усталости нет, не чувствуется также движение очереди, но она приближается к туману.

Вдруг его охватила неописуемая радость, он подумал, что не может в таком прекрасном месте быть что-то плохое, вероятно, это очередь из истинных христиан, которым Иисус Христос раздает награды за их труды. И на некоторое время он успокоился от этой мысли, пока не повернулся назад.

Сзади стоял его сосед по квартирной площадке. Толстый поп. Увидев его, Давид Борисыч от неожиданности вздрогнул и на секунду у него как будто остановилось дыхание. Хотя он тут сразу же заметил, что в этом месте дышится как-то не так, воздух не входит и не выходит. Легкие вроде как и не работают, но дискомфорта от этого нет.

И все же присутствие попа вызывало вопросы недоумения. Как этот невозрожденный поп мог тут оказаться? Давид Борисыч припомнил все: и фотографии попа, где он катается на яхте в одних только трусах, и распространенную фотку в Интернете, как тот словно выкатывается из Мерседеса, они долго всей общиной смеялись над этой фоткой. Он и сейчас, вспомнив этот образ, поймал себя на том, что его рот растянулся в улыбке.

Вспомнился также и неприличный запах со рта попа, споры по поводу свечей, отпевания умерших и крещения младенцев…

Много чего припомнила светлая память Давида Борисыча попу. Как-то незаметно, в этих своих мыслях он приблизился к туману, в который погружалась очередь людей. Присмотревшись, пастор увидел, что это вовсе и не туман, а какое-то свечение, как свет солнца, но глаза не режет, приятный и возбуждающий радость.

Некое предвкушение торжества охватило этого человека и в его голове пролетели слова из Писания: «… во свете Твоем мы видим свет» (Пс.35:10)  и вдруг, как будто в ответ на его мысли перед его глазами явилась книга, о которой он сразу понял, что это Книга Жизни.

Странный трепет и страх вдруг охватил его, несмотря на то, что он знал точно, что имя его записано в книге жизни, ему было не по себе. Он попытался вспомнить места из Писания, где утверждалось, что имена ваши написаны на небесах, но мысли путались, он как-то терялся и вдруг услышал неожиданно знакомые слова: «… возьмите его и бросьте во тьму внешнюю».

Давид Борисыч начал кричать, что он служитель Церкви, что он благовествовал, что людей спасал, но слова его гасли. Скованный страхом, он не мог пошевелиться, не чувствовал ног. «Как же так, как же так… — проносилось в голове пастора. — Этого не может быть, я же не как тот поп, а что с ним, неужели я ошибался … Нет, это неправда…» — продолжал произносить уже шепотом слова.

Ангелы, подойдя к нему, приподняли его и понесли. Давид Борисыч собрал всю свою волю для сопротивления, но поделать ничего не мог, его ноги и руки не слушались.

Он оказался в каком-то пространстве, где был тот же свет, но, кроме него, он больше ничего не видел. Немота ног прошла и он начал ходить в разные стороны. Но никаких предметов и небожителей не было, он не мог понять, двигается ли он или стоит на месте, не мог понять, сколько метров он прошел, куда бы он ни обращался, был только этот свет и больше ничего. Он понял, что он один, он понял, что он никогда не узнает, надолго ли он застрял в этом месте, и ему никто не скажет, что это за место.

***

Давид открыл глаза и увидел перед собой полное краснощекое лицо того толстого попа, которого видел в очереди на суд Божий. В его голове, промелькнула мысль: «Слава Богу — это только сон».

Давид обратился к круглой кучерявой голове:

— Где я?

— Вы в больнице, вас недавно перевели в эту палату из реанимации. Вы помните, как вас зовут?

Мужчина попытался вспомнить, но не смог, он не помнил ничего, кроме сна. Для бывшего пастора начиналась новая жизнь.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *